Олексій Савін
35

«Театр одного актёра». По следам моих воспоминаний

  • актеры

    Руководство драматического театра нашего города как-то решило заняться коммерческой деятельностью: открыли ресторан. Меня, как опытного на тот момент специалиста, пригласили на должность директора. Персонал я набрала сама, так как уже существовала своя проверенная команда.

    Все ребята были с отличным чувством юмора, профессионалы и очень работоспособные. Сам ресторан находился в полуподвальном помещении и особой прибыли не давал. Зарабатывали мы на огромных банкетах и фуршетах (300, 500 иногда и более, гостей), которые проводились в холле театра. Один из барменов, Виталий, имел две страсти: любовь к актрисе Ирине Алферовой и влечение к заключению всевозможных пари.

    Однажды приехал на гастроли в наш город московский театр. И в труппе была, сами догадаетесь, кто? Конечно! Алферова.

    В день премьеры я обязала администратора неусыпно следить за нашим Виталиком, так как от него можно было всего ожидать. Сама погрузилась в работу, а через время прибегает запыхавшийся админ и кричит, что бармен исчез. В туалете нет, в подсобке нет, в кухне тоже.

    Я догадалась, что он устремился за кулисы. Бежим с моим помощником по театральным лабиринтам к сцене, но… Опоздали! Актриса читает монолог: «Где же мой сын, где он?» На подмостки выходит наш Виталик и произносит: «Я здесь, мама!».

    Идём назад в свой генделик, понурив головы. Ну, всё, нас уволят, думаю я. А бармен уже на своём месте, натирает стаканы, как ни в чём не бывало. Не буду здесь приводить слова, которые я употребляла, обращаясь к нему. Но, слава богу, всё закончилось хорошо. Ирина подумала, что это наши актёры подшутили над ней, а наши решили, что это кто-то из молодых московских артистов.

    линия

    Ещё один случай с нашим «народным». Пришёл он как-то на работу, выбритый наполовину — с одной стороны лица есть усы и трёхдневная щетина, а с другой — всё гладко.

    Понятно: проиграл очередной спор. Я собралась звонить его напарнику для замены, но Виталик уверил меня, что будет к гостям поворачиваться только боком, тем более что, в основном, обслуживание происходит через официанта. И надо же такому случиться, в этот момент заходит наш куратор — заместитель директора театра.

    У нас за стойкой, правда, лёгкий полумрак, но Виталик повернулся не той стороной. Зам в грубой форме делает замечание, что мои сотрудники небрежно выглядят. Бармен: «А кого конкретно Вы имеете ввиду?»

    Шеф открывает рот, чтобы высказать наглецу всё, что думает о нём, обо мне, и о нашем ресторане в целом. Но Виталий уже повернул свой нос в другую сторону, предоставив на обозрение свою чисто выбритую щеку. Куратор так и остался сидеть с открытым ртом. Занавес!

    «Театр одного актёра». По следам моих воспоминаний 1

    0 комментариев
    Источник